Совсем недавно известный американский актёр и комик Кевин Харт стал амбассадором partypoker. Кевин пришёл в гости на подкаст Джейми Стейплза, где они вместе с владельцем partypoker LIVE Робом Янгом поговорили о знакомстве Роба и Кевина, отношении Харта к игре, пандемии, потенциальных изменениях в покере и многом другом. Мы представляем вашему вниманию первую половину этой беседы.

— Кевин, что тебе нравится в покере?

Кевин Харт: Что мне нравится? Ну, попробую ответить тебе замысловато. Мне нравится, что это связывает разных людей. Да, это частично гэмблинг, но я воспринимаю это как определённого рода спорт для общества. В покере нет атлетизма, зато ты можешь пообщаться с людьми, с которыми ты не знаком или не был знаком. И порой за покерным столом происходят по-настоящему увлекательные беседы. А ещё покер доступен для разных возрастов, да и в принципе для всех людей. Мне нравится, что я могу играть как на самом высоком уровне, так и на самом низком, если вы понимаете, о чём я. Я могу играть со своими детьми на конфеты или право выбора кино для просмотра.

— Да, я тебя понимаю. Роб, как ты познакомился с Кевином?
Роб Янг: Через общих друзей. У Кевина был боксёрский матч с моим товарищем Антонио Эсфандиари, который он проиграл. Извини, Кевин, что приходится об этом напоминать.
К.Х.: Вообще я не проигрывал.
Р.Я.: Я смотрел ваш матч, ты проиграл по очкам.
К.Х.: Давай я расскажу, как было. Там был сложный спор. Я дал Антонио шансы 1 к 35 и семь месяцев, чтобы подготовиться. Антонио вообще никогда в жизни ничего спортивного не делал, я был уверен, что для него это без шансов. Он тренировался каждый день, а я даже не пытался. Антонио в процессе выбрал идеальную тактику. Он не собирался избить меня, он попытался измотать меня.
Р.Я.: Он очень умён.
К.Х.: Да, он – молодец.

— Кевин, как ты решил начать работать с partypoker?

— К.Х.: Потому что Роб – гений. Мне нравится работать с людьми, которые готовы к вызовам. Кто-то способен смириться, что некоторые вещи не меняются, а другие говорят: «Знаете что, я думаю, что могу сделать это лучше». В последнее время покер стал чрезвычайно запутанным для людей, которые не играют на самом высоком уровне. Если игра становится похожей на математическое уравнение, то это не слишком весело. А «веселье» в игре очень важно. Мне нравится мышление Роба. Потому что я сам играю для того, чтобы весело проводить время. Поэтому мне хочется привлекать в игру людей, для которых она будет не просто нажиманием кнопок, но и общением между собой. Ради этого я присоединился к partypoker. Надеюсь, что нас ждёт светлое будущее.
Р.Я.: Всё это сложно, потому что порой, делая правильные шаги, теряешь деньги. Когда закрываешь HUD, то теряешь некоторых игроков – их рейк. Это сложное решение. Когда принимаешь решение, что нельзя делать 10 ре-энтри в турнире, то теряешь эти дополнительные входы, которые шли в призовой фонд. Однако если смотреть на перспективу, то правильные решения пойдут на пользу. Кевин, кстати, а как давно ты играешь в покер?
К.Х.: Я не хочу отвечать на этот вопрос, чтобы люди не подумали, что я хорош.

— Если вы вдвоём сыграете между собой, то кто победит?

К.Х.: Всё, что я могу сказать о покере публично – я худший игрок в истории. Вообще мы с Робом похожи, потому что порой мы делаем что-то нестандартное, чтобы преуспеть за столом. Роб любит встряхнуть игру в своём стиле. Я люблю дурачиться, и некоторые могут подумать, что это просто моё постоянное поведение, однако частично это моя стратегия.
Р.Я.: Да, я тебя понимаю. Я уже скучаю по нашим кэш-играм. Скучаю по Жан-Роберту Беланде.
К.Х.: Ты скучаешь по нему? Мне кажется, такое о нём ещё никто не говорил.
Р.Я.: Я интересовался у ребят, когда мы снова сможем сыграть. Мне сказали, что совсем скоро. Я удивился. Но мне объяснили, что доктор просто будет проверять всех перед началом сессии, а потом можно играть. Ты бы на такое согласился?
К.Х.: Да, почему бы и нет. Разумеется, мы должны относиться ко всему этому серьёзно. И понадобится время, чтобы вернуться к обычной жизни. Тем более у нас же не будет аппарата, чтобы ты мог проверить, здоров ли твой почтальон. «Дайте-ка я вас проверю. Вы в порядке. Хорошо, тогда я могу с вами поговорить». Так что нам придётся научиться доверять друг другу. Мне хотелось бы снова сходить на концерт, мне хотелось бы снова выступать перед публикой. Я хочу вернуться на живые покерные турниры. Я видел, что в некоторых казино устанавливают стеклянные перегородки между боксами, но не хочу играть в такой покер. Не хочу, чтобы мне пришлось стучаться, чтобы сосед меня услышал.
Р.Я.: Да, мне тоже этот вариант не очень нравится.

— Как вообще для тебя проходит карантин?

К.Х.: Я смог сосредоточиться на своей семье. Провожу очень много времени с моей женой, мы много общаемся, у нас всё хорошо. Да, я хочу вернуться к работе, но что поделать. И я всё воспринимаю как опыт. Может быть, нашему обществу была нужна эта «перезагрузка», может быть, экономике был нужен этот удар под дых. Люди могут задуматься, что, возможно, стоит проявлять больше заботы.
Р.Я.: Я полностью согласен. Я очень быстро закрыл своё казино. С тех пор мы открыли кухню, чтобы кормить бездомных людей. И мы занимаемся доставкой еды для бездомных на протяжении последних 2-3 месяцев. Моя девушка этим занимается. Люди стали помогать друг другу, я давно такого не видел.
К.Х.: Да. А ещё это позволяет лучше понять людей, которым повезло меньше. Мы должны постараться, чтобы не было такой огромной разницы в уровне жизни, чтобы некоторым не приходилось постоянно искать выход из сложной ситуации.
Р.Я.: Но, по-хорошему, мы должны были беспокоиться об этом и без пандемии.
К.Х.: Безусловно. Но сейчас люди стали чаще думать об этом.
— Как, на ваш взгляд, изменится покер в следующем году?
К.Х.: Я не могу сказать, что для меня многое изменилось. Просто стал больше заботиться о собственной гигиене. Однако я точно не хочу отказываться от возможности общаться с людьми. Ты столько нового узнаёшь через разговоры. Иногда можно поговорить с кем-то о его поездке в Индонезию, или об IQ тесте для пятилетних детей. Темы иногда совершенно случайные, но нередко полезные. Поэтому я хочу говорить с людьми, но пускай они закрывают рот, когда чихают.
Р.Я.: Вообще в покере мы все близко сидим. Только в хедз-апе возможно добиться дистанции в два метра. А так мы сидим достаточно близко. Как думаешь, когда мы снова соберёмся – я, ты, Беланде, Робл, Эсфандиари?
К.Х.: Может, в первой половине лета…

— Серьёзно? Я думал, что это будет реально не раньше сентября.

— К.Х.: Ох, до сентября ещё столько ждать. Даже не знаю. Хотя, конечно, в нашей компании много старичков вроде Роба, так что мы должны о них позаботиться, прежде чем вернуться к игре. Так что это может занять больше времени, чем мне хотелось бы.
Продолжение следует…

ПочтаПоделиться.

Комментарии закрыты.