Мы часто рассказываем вам про интересные степ-сателлиты, и зачастую афиша «Отберись на турнир за $100,000 с $22» кажется невыполнимой и сказочной. Тем не менее, всё это реально, ведь именно такой путь удалось пройти белорусскому регуляру Денису Титенскому. Он стал участником одного из самых дорогих турниров в истории онлайн покера ($102,000) – мегахайроллер MILLIONS Online. Денис попал за виртуальный ТВ-стол и поиграл со звёздами покера, правда, в призы забраться не удалось.

Мы пообщались с главным героем этой истории. Денис рассказал о том, как случайно начал путь к этому турниру, о разнице между регулярами средних и самых высоких лимитов и многом другом.
— Денис, хочется узнать о том, как началась эта история. Как пришла идея отбираться с $22?

— На самом деле я хотел отобраться в Мэйн-Ивент MILLIONS Online за $5,300 и грузил все сателлиты подряд, особо не вникая, какие именно это саты. И среди них оказался степ-сателлит к мегахайроллеру. Я выиграл первый и понеслось.

— Какие были ощущения от игры в фазовом финале, где разыгрывались билеты по $102,000? Там состав-то был своеобразный, были и не сильно известные сателлитчики, но хватало и регуляров вроде Хуана Пардо или Артура Мартиросяна.

— Вообще, как и в других сателлитах, всё складывалось достаточно хорошо. Я вовремя удвоился против Мартиросяна почти на старте, а перед этим удвоился он, так что у меня был хороший стек. Напряжение возникло уже на финальном столе, когда нас оставалось семеро, а билетов было пять. Там ещё и стеки у всех были очень близкие. Это было слегка волнительно. Но я сыграл много таких сателлитов, знал, как их играть, поэтому чувствовал себя там очень уверенно.

— Когда стартовал прямой баббл, ты как раз был самым коротким, но сумел удвоиться. Каковы вообще ощущения – выставляться на баббле за билет в $102,000? Насколько эмоционально для тебя это всё проходило?

— Уверен, что мы все были короткими по очереди. Ты просто «лепишь алень с утюга» с любыми двумя, потому что у тебя 3,5 ББ, а в следующей раздаче ты на блайнде. Я много играю оффлайн и научился управлять своим состоянием, за столом я полностью отключаю эмоции. Эмоции влияют на игру – сделал ошибку, сэмоционировал, и это отразилось на следующей раздаче, например. И я научил себя отключать эмоции во время игры. В данном конкретном случае эмоции, конечно, были, и я себя не сдерживал. Но в целом у меня не было ощущения, что это какой-то нереально дорогой турнир, потому что я отобрался с $22. Может, если бы я бай-инился с $10,300 на $102,000, то была бы совсем другая история.

— После победы в сателлите у тебя была опция выбора, когда зарегистрироваться. Ты предпочёл сесть сразу…

— Да, у меня мелькнула мысль, что, возможно, лучше зайти попозже, но потом решил, что в турнире с небольшим числом участников лучше бы стартовать с самого начала, ведь игроков на этих лимитах я, естественно, не особо знаю. Я не знаю, как именно они играют, поэтому решил, что любая дополнительная информация вроде шоудауна будет не лишней.

— Первые два часа ты был героем трансляции – твой стол был на стриме с открытыми картами. Наблюдал параллельно, чтобы ещё что-нибудь подметить?

— Да, у меня на втором мониторе была включена трансляция, и я её, конечно, смотрел.

— Первый стол у тебя вышел очень боевой – Никита Бодяковский, Виктор Малиновский, Айк Хэкстон, Дэниель Дворесс…

— Потом ещё Артура Мартиросяна туда посадили. Я смог понаблюдать за их игрой. Теперь я могу сказать, что какое-то представление об игре Мартиросяна, Бодяковского и Аддамо имею. Я понимаю, насколько сбалансирована их игра. У меня есть привычка: я смотрю все хайроллерские турниры, которые показывает partypoker на Twitch. Я видел много трансляций за последние годы, но, оказывается, смотреть со стороны и участвовать в этой игре – большая разница.

— Это очень интересно. При этом у тебя тоже был своего рода перевес, потому что эти ребята привыкли, что они всех знают на таких лимитах, а тут ты был для них неизвестен. Даже Артур интересовался про тебя, когда его подсадили за ваш стол…

— Мы с ним в принципе знакомы, познакомились в оффлайне в Сочи. Но он, вероятно, просто по фамилии меня не ассоциирует.

— Мы видели в трансляции первые два часа, как ты показывал боевитую игру и держался на равных. А что запомнилось тебе самому?

— Понятное дело, это мой самый дорогой турнир. До этого мой максимальный бай-ин был за $10,300, тоже на partypoker. Получилось отобраться степ-сателлитами. Мне игра на высоких лимитах гораздо более близка и симпатична, нежели на моих рабочих лимитах – ABI $40. На этих лимитах совершенно другая игра, на мой взгляд, сильно адекватнее – такой солид-покер, в который я сам играю, как умею. Мне понравилось, как развивался турнир, и в целом я доволен своей игрой. Понятное дело, есть несколько раздач, которые можно было отыграть куда лучше.

Вообще у меня есть мнение, что, если взять толкового регуляра средних лимитов, который играет уже 5-6 лет (опыт такая штука, которую невозможно обойти), постоянно обучается и имеет критическое мышление… У Инвокера была знаменитая фраза на тему: «Люди – необучаемые свиньи». Так вот, если покерист не относится к этой категории, на мой субъективный взгляд, разница между обычным регом ABI $100-200 и регами, которые играют сильно выше, не существенная, и слухи об обратном сильно преувеличены. Флориан (другой сателлитчик) – яркое тому подтверждение.

— Любопытно. В трансляции мы видели первые два часа твоего турнира, где стек был около стартового. Что происходило потом?

— Всё было неплохо. Какой-то не очень известный мне игрок открылся с баттона, я поставил 3-бет с 9-9 на BB, он запушил в меня с тройками. Мы выставились, и у меня стало 57 блайндов. Но потом я открыл на баттоне А-К 2,5х рейзом. На малом блайнде сидел Дэниель Дворесс. Я не знаю, как он котируется в этих турнирах, но мне он показался… ну не самым слабым, но около того. Он просто задвинул в меня 35ББ с 5-5 с малого блайнда. Я не осуждаю, но сам играю в другую игру. Понятно, что у меня нет перевеса над полем в таком турнире, и, конечно, я тут всегда еду. В этой монетке я потерял свой стек, и потом уже раскрутиться не удалось.

— В плане результатов-то у Дворесса всё очень хорошо на этих лимитах…

— Да, просто я сравниваю его игру с игрой Артура, Никиты или даже Аддамо. При этом игра Аддамо сильно отличается от Бодяковского и Мартиросяна. Игра этих ребят мне намного больше импонирует по сравнению с игрой Дворесса, который, к слову, сыграл ужасную раздачу против Никиты на старте турнира. Кстати, Артур к вам приходил в эфир после вылета и разоткровенничался об игре оппонентов.

— Да, хотя он в целом достаточно открытый в этом плане.

— Но мне кажется, что раньше я не слышал, чтобы он в эфире подробно обсуждал игру оппонентов. А тут он был в каком-то особенном настроении и высказал некоторые интересные наблюдения по игре. Я думаю, что Аддамо играет в немного другой покер по сравнению с Никитой и Артуром. У него интересное покерное мышление, отличное от оппонентов, это было интересно наблюдать. Что-то в его игре есть такое… нелинейное, творческое. Не знаю, просчитано это или смоделировано в голове.

— Никита в одном из эфиров дал ему прозвище «Умное животное».

— Соглашусь. Он где-то перекалывает, но как-то чувствует, когда в него ставят две в блеф. Такой же, как и я, не любит сдаваться, если интуитивно чувствует, что оппонент продавливает. Мне понравилась его игра. Чтобы играть в таком стиле, требуется неординарное мышление.

— Мы в эфире посчитали, что у тебя получилось $800 рейкбэка за выступление в таком турнире.

— Да, ровно $800.

— Утешительный приз.

— Да. Я не расстроился, что не попал в призы, хотя, понятное дело, очень этого желал. Получен интересный и полезный опыт. Я не загоняюсь на тему того, что уже произошло и что я не могу изменить. All we have is now.

— Для многих последний год после начала карантина стал стартом какого-то жёсткого онлайн-гринда. Как для тебя прошёл этот период?

— Вообще я начал гриндить онлайн последние 2,5 года. До этого я меньше времени тратил на покер. Я люблю покер и уделяю ему значительную часть своего времени. Но мир настолько прекрасен и необъятен, что зацикливаться на чем-то одном я не готов.

— Мой соведущий Lorem предложил спросить у тебя, было бы тебе интереснее сыграть аналогичный турнир в оффлайне со всеми звёздами или там было бы какое-то давление, что тебя могут прочитать?

— В начале моей карьеры я играл именно в оффлайне. Кэш года 3-4 только вживую, и понятия не имел о турнирах. У меня там очень много опыта. В оффлайне я чувствую себя намного комфортнее, чем в онлайне, так что я не опасаюсь, что меня прочитают – наоборот, считаю теллсы сильной стороной своей игры. Поэтому, если соперники позволяют мне получить информацию за столом – я её получу. Так что мне такой сумасшедший (по бай-ину) турнир интереснее было бы сыграть именно вживую.

— Сколько времени ты сейчас уделяешь игре? Есть конкретное расписание или всё разнится?

— Я относительно недавно начал работать с солверами, так что много времени уделяю работе над игрой. Моделирую какие-то ситуации и беру оттуда тенденции. В онлайне я играю 300-400 турниров в месяц, это откровенно мало. Я знаю, что ребята по 70 турниров за сессию играют.

— Какие у тебя дальнейшие планы на карьеру? Может, есть конкретные задачи?

— Конкретная задача: быть настолько хорошо подготовленным, чтобы показывать свою лучшую игру в любых составах. Пока нет возможности играть напрямую дорого, но при этом есть шикарная возможность отобраться на partypoker. Это непросто, но я уже дважды прошёл этот путь, поэтому есть уверенность. Соответственно, если снова будет шанс отобраться на крупный турнир с недорогого сателлита, я снова буду пытаться.

— А за $10,300 ты отбирался на MILLIONS Online в 2019 году?
— Да.

— С этими сателлитами ещё интересно, что, поскольку их достаточно много, они неплохо разбавляют состав этих турниров. В результате состав получается куда лучше, чем в какой-то стандартной «десятке».

— Да. Насколько я помню, чувствовал там себя весьма комфортно. Более того, в той «десятке» я себя ощущал намного увереннее, чем в некоторых турнирах по $109. Возможно, это связано с тем, что каждый такой турнир – это серьёзный шанс подняться по лимитам и сорвать куш.

— Какие эмоции в итоге остались?

— Эмоции – самые положительные. Я сыграл с игроками, которые считаются лучшими. У меня теперь есть более глубокое представление, в какой покер они играют, и я получил первоклассные эмоции. Также я получил массу сообщений в телегу. Благодарю всех за поддержку и участие!

ПочтаПоделиться.

Комментарии закрыты.